15 самых оскорбительных игр

The Washington Post определил список игр, которые оскорбляют чьи-то чувства (перевод Инопрессы). Под катом текст полностью:

Некоторые из этих игр претендуют на ироничность, другие — откровенное извращение, кое-какие безусловно инфантильны, а остальные… решайте сами, замечает в своей статье в The Washington Post Мэтт Пекхэм, журналист PC World. Игры в нижеследующем списке не сгруппированы по категориям, подчеркивает автор.

Modern Warfare 2, которую автор считает в целом вполне респектабельной игрой, оказалась в перечне из-за миссии «Ни слова по-русски». «Хотите поиграть в террориста и пострелять по мирным гражданам, которые громко визжат? Автоматически проиграть, если попытаешься помешать своим дружкам-террористам? Автоматически проиграть в любом случае? Оскорбительно не насилие, а бессмысленный геймплей в этой миссии», — пишет автор.

В Bonetown — игре, где геймерам обещают возможность потрахаться, — нужно победить чопорного святошу с помощью Иисуса и Рона Джереми, а также кулаков, алкоголя, наркотиков и своего либидо. Недавно в этой серии вышла мини-игра «Адюльтер-турне Тайгера Вудса-2010» (Tiger Woods Affair Tour 2010).

Исключительно в Японии распространяется игра Rapelay, где мужчина выслеживает и насилует мать и ее двух дочерей. «Нет, это не для смеха, это крайне детальный симулятор с уклоном в фетишизм, приглашающий вас принудить к сексу до трех женщин одновременно», — замечает автор.

Custer’s Revenge — «Месть генерала Кастера» (он проиграл индейцам битву при Литтл-Бигхорне и пал в бою) — предполагает скачку по прерии под обстрелом и приз — возможность изнасиловать индейскую девушку.

V-Tech Rampage основана на реальных событиях: студент Вирджинского технологического университета открыл стрельбу и убил 32 человека. «Можно ли в компьютерных играх затрагивать тему национальных трагедий и сложных социальных проблем? Безусловно. Пытается ли это сделать V-Tech Rampage? Ни капли», — пишет автор.

Сходная по теме игра — Super Columbine Massacre RPG! по мотивам бойни в школе Колумбайн.

Resistance: Ethnic Cleansing — грубо сделанный шутер о неонацистах для неонацистов, где геймеру заявляют: «От тебя зависит существование белой расы».

Battle Raper — извращенный вариант бойцовской игры, где нужно не колотить противника, а срывать одежду с пышно сложенных женщин, чтобы в итоге силой заставить их себя ублажать.

JFK Reloaded — симулятор убийства Кеннеди, геймер играет за Ли Харви Освальда.

Operation Pedopriest — очевидная сатира. В распоряжении геймера батальоны евнухов, чтобы запугивать жертв и свидетелей сексуальных преступлений, задача — защищать похотливых священников от полиции и журналистов.

The Torture Game 2 позволяет пытать и прикончить человекоподобную тряпичную куклу. «Можно спорить, игра ли это, так как победа или проигрыш не предусмотрены, да и мастерства никакого не требуется», — пишет автор.

Muslim Massacre: The Game of Modern Religious Genocide позволяет, согласно аннотации, «управлять американским героем и уничтожать мусульманскую расу (!) с помощью арсенала самого смертоносного оружия в мире».

Manhunt 2 дает возможность геймеру казнить людей подручными средствами — например, разбивать головы сиденьями от унитаза. Но больше всего, по мнению автора обзора, в ней раздражает не насилие, а халтурное исполнение.

Virtual Jihadi стоит особняком: ее цель — привлечь внимание к бедам иракцев в условиях нынешней войны. Автор, иракец Вафаа Билал, преподаватель чикагской Школы искусств, взломал игру исламистов «Погоня за Бушем» и вставил в нее себя в роли террориста-смертника.

Raid Gaza! предлагает сносить дома в секторе Газа, играя за Израиль. Игра «претендут на роль антиизраильской сатиры под маской стандартной стрелялки», замечает автор.